Что сказал Марк Твен про евреев?

Знаменитый американский писатель Марк Твен в 1899 году напечатал большую историографическую статью, в которой он рассуждает об истории и судьбах разных народов. В разделе, посвященном истории евреев, он пишет:

“Египтяне, вавилоняне и персы поднялись и наполнили весь мир шумом, великолепием и изяществом, но их блеск погас, и они канули в вечность. Греки и римляне пошли по их стопам — подняли большой шум и исчезли. Появлялись другие народы, они некоторое время несли свой факел, но он прогорал в собственном огне, и теперь они отошли в тень или полностью исчезли. Еврей видел их всех, пережил их всех и сегодня он остался таким же, каким был всегда. Нет никаких признаков заката, не видно старческой немощи. Его таланты сохранились и его внимание не притупилось. Все в этом мире смертны, кроме евреев. Все силы исчезнут, но они останутся”.

 

После этого предисловия Марк Твен задает естественный вопрос:

“Если все народы исчезли и остался только еврейский народ, то в чем секрет его вечности?”

Комментарий к эссе:

СОВРЕМЕННИК ЗАРОЖДЕНИЯ СИОНИЗМА

Марк Твен упоминает о Базельском конгрессе (29 августа 1897 г.) и предложении Теодора Герцля о создании еврейского государства. Само предложение относительно возможности создания еврейского государства не вызывало сомнений. Опасения возникали относительно его жизнеустойчивости.

* * *

Не все читатели эссе «Касаясь евреев» поддержали писателя. Тем не менее, большинство комментаторов признавали его уважение к евреям и стремление покончить с их преследованием и дискриминацией.

В редакционной статье газеты «Ди Вельт» (1899) Марк Твен был назван серьезным мыслителем и социальным критиком: «Это ошибочное представление, что Твен не может писать ничего, кроме шуток. Это доказано его статьей, в которой он с болью говорит о еврейском вопросе.

Свое эссе М.Твен завершает словами незабываемыми и преисполненными гордостью за евреев: «Евреи составляют лишь один процент всего человечества… В сущности, о еврее едва ли что-нибудь должны были говорить, но о нем говорят, о нем всегда говорили. Он во все времена вел в этом мире удивительную борьбу, и вел ее со связанными за спиной руками… Египтяне, вавилоняне и персы рождались, наполняли планету шумом и блеском, затем гасли, превращаясь в грезы сказок и предания, а потом исчезали совсем. За ними появились греки и римляне, устроили жуткий шум и гам, но и они исчезли. Появились и другие народы, некоторое время высоко держали свой светоч, но он выгорел, и они сидят теперь в полумраке, если вовсе не исчезли с лица земли. Еврей видел их всех, превзошел их всех, но и сейчас он тот же, каким и был всегда. Все на свете смертно, кроме еврея. Все минует, а он остается».

Приехав в Вену в начале XX века, писатель подверг резкой критике антисемитскую прессу, дающую искаженный, карикатурный образ еврея. Пресса постаралась оскорбить, унизить самого Твена. На все лады переиначивалось его имя Сэмюэл, его представляли как Самуэля. Клеменсы идентифицировались антисемитской прессой как евреи. Писателя высмеивали в газетных карикатурах, называя «eврейским американским юмористом».

Разумеется, Твен не оставался в долгу и в ответ на инсинуации едко обличал хулиганствующих борзописцев.

Круг его друзей в Вене включал многих видных музыкантов и журналистов, известных аристократов-филосемитов: принцессу Меттерних, графиню Виднбрюк-Эстергази, графа Ричарда Калергу и других.

Примечательным фактом биографии Твена является его породнение с евреем из России музыкантом и дирижером Осипом Габриловичем. В 1909 году он дал благословение на брак своей дочери с О.Габриловичем. «У меня, — писал Твен, — полностью отсутствует предубеждение… Все, что мне нужно, чтобы человек оставался Человеком, — этого для меня достаточно».

Среди почитателей творчества Марка Твена был основатель психоанализа Зигмунд Фрейд. В 1938 году, уже в преклонном возрасте, Фрейд использовал цитаты из твеновского эссе для написания комментария по антисемитизму для немецкого эмигрантского журнала.

В комментариях к твеновским публицистическим статьям исследователь Мариан В.Римонд отмечает, что в 30-е годы Твен не сумел бы свободно высказывать свои мысли и вынужден был бы молчать. Европа и мир в целом изменились. Нацисты покрыли Европу концлагерями и газовыми камерами, где погибли миллионы евреев.

Но, вопреки всем врагам, родилось еврейское государство Израиль. В борьбе против антисемитизма, перекочевавшего в XXI век, действенным оружием может служить и публицистика Марка Твена.

Семен Киперман

Эссе Марка Твена «Касательно евреев»

Это эссе замечательного писателя Марка ТВЕНА, опубликованное в марте 1898 года в журнале «Harper`s», неоднократно цитировалось. Однако прочитать его в максимально полном объеме (с незначительными сокращениями) на русском языке вы сможете лишь сегодня – благодаря переводу Игоря ФАЙВУШОВИЧА.

Несколько месяцев назад я опубликовал статью в журнале, описывающую замечательную сцену в Австро-Венгерском парламенте в Вене. С тех пор я получил от евреев, живущих в Америке, несколько письменных запросов. Эти письма были трудными для ответа, потому что они не очень определенные. Но, в конце концов, я получил одно вполне определенное письмо. Оно было от адвоката, который действительно задает вопросы, которые, вероятно, намеревались задать другие авторы писем. С помощью данного текста я постараюсь публично ответить этому корреспонденту, а также другим – в то же время я прошу прощения, что не ответил в частном порядке. Письмо этого адвоката гласит:

«Я прочитал Вашу статью «Времена, полные событий в Австрии». Один момент исключительно важен не только для нескольких тысяч человек, включая меня, и именно об этом я хотел спросить какого-нибудь беспристрастного человека. Вопрос о применении военной силы, который усиливает беспорядки, не был внесен на рассмотрение каким-нибудь евреем в австрийском парламенте. Ни один еврей не был депутатом этого органа. Ни один еврейский вопрос не был включен в повестку дня или в текст резолюции. Ни один еврей никого не оскорбил. Короче говоря, ни один еврей не навредил кому-нибудь вообще. На самом деле, евреи были единственными из девятнадцати различных национальностей в Австрии, у которых не было своей партии в парламенте – они абсолютно не участвовали ни в чем.

Тем не менее, в своей статье Вы говорите, что в беспорядках, которые затем последовали, все слои населения были единодушны только в одном: во всем виноваты евреи. А теперь, скажите мне на милость, почему, по Вашему мнению, евреи всегда, и даже сегодня, когда их считают такими умными, были и остаются мишенью необоснованной, порочной враждебности? Осмелюсь сказать, что на протяжении веков не было более тихих, не вызывающих беспокойства и хорошо себя ведущих граждан, чем те же евреи. Мне кажется, что эти ужасные и несправедливые гонения не могут списываться лишь на невежество и фанатизм.

Итак, скажите мне, исходя из вашей точки зрения – мнения беспристрастного наблюдателя, – что же является причиной? Могут ли американские евреи что-нибудь сделать, чтобы исправить это отношение к евреям в Америке или за рубежом? Закончится ли это когда-нибудь? Будет ли еврею разрешено жить честно, достойно и спокойно, как всему остальному человечеству?»

* * *
Что стало с «Золотым Правилом»: «Если я считаю себя настроенным предвзято по отношению к евреям, то самое справедливое – оставить эту тему, чтобы человек не пострадал никоим образом»? Но я считаю, что у меня нет такого предубеждения. Несколько лет назад один еврей, следивший за моим творчеством, сказал, что в моих книгах нет никаких некорректных ссылок на его народ, и спросил, как это случилось. Это произошло потому, что у меня не было никакой антипатии. Я совершенно уверен, что у меня нет никаких расовых предрассудков ни относительно цвета кожи, ни касты, ни вероисповедания.

Очерк Марка Твена «Касательно евреев», напечатанный в сентябре 1899 года в журнале «Harper's New Monthly Magazine»

Очерк Марка Твена «Касательно евреев», напечатанный в сентябре 1899 года
в журнале «Harper’s New Monthly Magazine»

Все, о чем я забочусь, – это знать, что человек является человеком – этого достаточно, и он никак не может быть хуже меня. У меня нет предубеждения даже против Сатаны. Вполне возможно, что я склоняюсь немного на его сторону из-за того, что у него непривлекательный вид и дурная репутация.

Все религиозные положения Библии против него, и самые оскорбительные слова – о нем. Но мы никогда не слышали его мнение. У нас нет ничего, кроме свидетельства обвинения, и все же мы вынесли приговор. На мой взгляд, это неправильно. Это не по-английски и не по-американски; это – по-французски. Без этого по делу Дрейфуса ему не мог бы быть вынесен обвинительный приговор.

Конечно, Сатана имеет какие-то свои доводы, это само собой разумеется. Они могут быть слабыми, но в этом нет ничего страшного, это можно сказать о любом из нас. Как только я смогу получить компрометирующие меня факты, берусь реабилитировать себя, если смогу найти деполитизированного издателя. И это то, что мы должны быть готовы сделать для любого, кто находится в немилости. Мы не можем оказать ему почтение, ибо это было бы неблагоразумно, но мы можем, по крайней мере, уважать его талант.

Персоне, которая на протяжении многих веков сохраняла внушительное положение духовного главы и политического лидера четырех пятых человеческого рода, должно быть предоставлено право на сохранение всей исполнительной власти самого высокого порядка. Но при нынешнем количестве других священников и политиков его власть сократилась до размеров мошек под микроскопом. Я хотел бы увидеть его. Я бы предпочел увидеть Сатану и пожать ему хвост, скорее, чем любому другому члену Европейского сообщества.

В настоящей статье я позволю себе употреблять слово «еврей», как если бы оно означало и религию, и расу. Это удобно, и, кроме того, это именно то, что этот термин означает во всем мире. В приведенном выше письме он означает следующие моменты:

  • 1. Еврей – это хорошо себя ведущий гражданин.
  • 2. Может ли несправедливое отношение к евреям списываться лишь на счет невежества и фанатизма?
  • 3. Могут ли евреи сделать что-нибудь, чтобы улучшить эту ситуацию?
  • 4. У евреев нет никакой партии; они не являются участниками каких-либо политических акций.
  • 5. Закончится ли когда-либо преследование евреев?
  • 6. Что стало с «Золотым Правилом»?

 

ПУНКТ 1
Мы должны подкрепить предположение номер 1 несколькими достаточно вескими основаниями. Еврей не является возмутителем спокойствия в любой стране. Даже его враги признают это. Он не бездельник, не пьяница, он не шумный, не скандалист, не бунтарь, не задира. В статистике преступлений его присутствие – явление весьма редкое, причем, во всех странах. С убийствами и другими насильственными преступлениями он имеет мало общего: ему чужда роль палача. В ежедневной криминальной хронике уголовной полиции о «нападениях» и «пьяных дебошах и беспорядках» его имя появляется редко.

Еврейский дом – это дом в полном смысле этого слова, и это факт, который никто не будет оспаривать. Еврейская семья спаяна сильнейшими привязанностями; ее члены демонстрируют должное уважение друг к другу; а почтение к старшим является неприкосновенным законом еврейского дома. Евреи не лежат бременем на благотворительной деятельности ни государства, ни города; те могли бы прекратить свои функции, не затрагивая евреев.

Когда еврей вполне здоров, он работает; когда он является недееспособным, его народ заботится о нем. Еврейская нация имеет право называться самой доброжелательной из всех человеческих рас. Может быть, еврей-нищий не является нонсенсом; такое вполне возможно, но найдется немного людей, которые сталкивались с этим.
Еврея много раз выставляли в неприглядном виде, но, насколько мне известно, ни один драматург не проявил несправедливость по отношению к евреям, изобразив еврейский персонаж нищим. Всякий раз, когда еврей реально вынужден просить о помощи, еврейский народ спасает его от необходимости делать это. Еврейские благотворительные учреждения поддерживаются на еврейские деньги, причем в достаточной мере. Евреи не шумят об этом; это делается тихо, они не донимают придирками и приставаниями и не беспокоят нас требованиями взносов; они дают нам мир и подают нам пример, которому мы не всегда в состоянии следовать; ибо по природе – мы не бесплатные дарители и вынуждены терпеливо и упорно выискивать истинных нуждающихся.

Все это говорит о гражданской порядочности евреев. Можно сделать вывод о евреях, как о народе тихом, миролюбивом и трудолюбивом, не подверженном совершению серьезных преступлений и не склонным к жестокости. Семейная жизнь еврея похвальна, он не в тягость общественным благотворительным организациям, не попрошайка. А по своей доброжелательности вне конкуренции. Эти качества являются квинтэссенцией истинной гражданственности. Он столь же честен, как его среднестатистический сосед, и все это подтверждается тем, что он – успешный бизнесмен.
Основой успешного бизнеса является честность; бизнес не может процветать там, где обе стороны не доверяют друг другу.

Вопрос о количестве евреев не имеет большого значения для подавляющего большинства населения Нью-Йорка; но их честность в большой степени гарантируется тем, что огромные дома оптовой торговли

Бродвея, от Бэттери (общественный парк на южной оконечности острова Манхэттен в Нью-Йорке – И.Ф.) до Юнион-сквера, в сущности, находятся в их руках. Я полагаю, что самый живописный пример в истории доверия к предпринимателю со стороны его партнеров это тот, когда один христианин не доверяет единоверцу-христианину, но доверяет еврею.

Герцог Гессенский, продавая своих подданных королю Георгу Третьему для борьбы с Джорджем Вашингтоном, разбогател на этом. Но постепенно, когда войны, порожденные Французской революцией, сделали его трон слишком жарким, ему пришлось покинуть страну. Он торопился, и был вынужден оставить свой капитал – 9 млн. долларов. Герцог рискнул своими деньгами, передав их некому партнеру по бизнесу без всякой гарантии. И он выбрал не христианина, а еврея – причем, еврея с весьма скромными средствами, но с сильным характером; характером настолько сильным, что Герцог оставил его наедине – этого Ротшильда из Франкфурта. Тридцать лет спустя, когда Европа вновь стала тихой и безопасной, Герцог вернулся из-за рубежа, и еврей вернул ему кредит с процентами.
* * *
Вот еще один фрагмент живописной истории; и он напоминает нам, что убогость и нечестность не являются монополией какой-то расы или веры, а просто человека:

«Конгресс принял законопроект о выплате 379,56 долларов Моисею Пендерграссу из Либертивилла, штат Миссури.
История о причине этой щедрости – трогательно красивая, и показывает своего рода пиковое положение, в которое может попасть честный человек, взявшийся делать честную работу для дяди Сэма. В 1886 году Моисей Пендерграсс заключил контракт с 1 июля 1887 года на ежедневную доставку почты по маршруту длиной 30 миль из города Ноблик в города Либертивилл и Кофман, в течение одного года. Он попросил почтмейстера в Ноблике написать ему официальное письмо, и в то время как Моисей предполагал, что его ставка должна быть 400 долларов, клерк почтмейстера небрежно написал «4 доллара». Моисей получил этот контракт и не обнаружил эту ошибку до конца первого квартала, пока не получил свою первую зарплату. Когда же он выяснил, на какую ставку он работает, впал в глубокое уныние и связался с Департаментом почтовой службы США.

Департамент сообщил ему, что он должен либо выполнять свой контракт, либо порвать его, и что, если он бросит свою работу, то его поручителям придется заплатить государству 1459,85 долларов компенсации за ущерб. Так вот, Моисей соблюдал свой контракт, проходя каждый будний день по тридцать миль в течение года и разнося почту, получая за свою работу 4 доллара. Или, если быть точным, 6,84, доллара, ибо этот маршрут увеличили после того, как было принято его заявление, и его зарплата была пропорционально увеличена.

Теперь, через десять лет, наконец-то было принято решение о выплате Моисею разницы между тем, что он заработал в том несчастном году и тем, что он должен был получить».

Газета «Сан», которая рассказывает об этой истории, подчеркивает, что законопроект по этому решению был внесен на рассмотрение на трех или четырех заседаниях Конгресса, чтобы облегчить Моисею подготовку его иска, и что комитеты неоднократно исследовали его требования. Потребовалось шесть заседаний Конгресса, затронувших попранные права 70 млн. человек. В итоге было отдано предпочтение добродетели в страхе Божием, а на следующих выборах, спустя одиннадцать лет, был все-таки найден какой-то способ, чтобы обмануть новообращенного христианина примерно на 13 долларов в его честно выполненном контракте, из почти 300 долларов, причитавшихся ему за его переработки. И законодателям это удалось.

В это же самое время они выплатили 1 млрд. долларов пенсионных пособий, треть которых – нетрудовые и незаслуженные. Это свидетельствует о всеобъемлющем опыте в кражах, так как все начинается с сущих грошей, и щупальца расхитителей простираются далеко, вплоть до погрузки судов.
* * *
У еврея есть свои особенности. У него есть некоторые свои компрометирующие его пути, хотя он не обладает на них монополией, потому что не может полностью избавиться от досаждающей христианской конкуренции. Мы видели, что он редко преступает законы, направленные против насильственных преступлений. Действительно, его отношения с правосудием ограничиваются лишь вопросами, связанными с торговлей. Он имеет репутацию обманщика в различных небольших делах: и в практике репрессивного ростовщичества, и в сжигании самого себя, чтобы получить страховку, а также в составлении хитрых контрактов, которые оставляют для него выход, но блокируют возможности другого человека, и в изящных увертках, которые сохраняют его безопасное и комфортное положение в пределах строгой буквы закона, когда суд и жюри присяжных очень хорошо знают, что он нарушил дух этой самой буквы, но ничего не могут поделать.

Он – обычный, верный и способный служащий в гражданских учреждениях, но его обвиняют в непатриотичном нежелании стоять под флагом в качестве солдата – как это делает христианский квакер. Теперь, если вы компенсируете эти факты заслуживающими уважения чертами, обобщенными в предыдущем пункте, начинающемся со слов: «Все эти факты являются достойными уважения», и создадите некий баланс, то каким должен быть ваш вердикт? Я думаю, что достоинства и недостатки справедливо взвешиваются и измеряются обеими сторонами. Христианин не может претендовать на превосходство над евреем в вопросе порядочного гражданства. Тем не менее, во всех странах, начиная с самой зари истории, еврея постоянно и неумолимо ненавидели, а зачастую – и преследовали.

ПУНКТ 2
«Может ли все это списываться лишь на фанатизм?» Раньше я думал, что именно он несет ответственность почти за все это, но недавно пришел к выводу, что так думать ошибочно. Действительно, теперь я убежден, что фанатизм вряд ли несет ответственность за все это. В связи с этим я могу напомнить Бытие, глава XLVII. Все мы, вдумчиво или не вдумчиво, читаем трогательную историю о годах изобилия и голодных годах в Египте, и о том, как Иосиф, воспользовавшись этой возможностью, нашел лазейку в разбитых сердцах и дал бедным и корочку хлеба, и человеческую свободу. При помощи этого он унес все деньги народа, все, до последней копейки; увел весь домашний скот народа, весь, до последнего копыта; отобрал у народа всю землю, до последнего акра; а затем взял сам народ, покупая его за хлеб; мужчину за мужчиной, женщину за женщиной, ребенка за ребенком, пока все не стали рабами. Это была катастрофа такая сокрушительная, что ее последствия не полностью исчезли в сегодняшнем Египте, спустя более чем три тысячи лет после этих событий.

Возможно, в глазах Египта Иосиф все это время был засланным евреем? Думаю, что это вполне вероятно. Было ли такое отношение дружественным? Мы должны в этом сомневаться. Проявил ли Иосиф характер своей нации, которая бы долго выживала в Египте? И стало бы со временем его имя настолько хорошо известно, чтобы пользоваться им для выражения еврейского характера – как Шейлока? Вряд ли это подлежит сомнению.

Давайте вспомним, что описанная выше библейская история случилась за много веков до распятия. Я хотел бы спуститься вглубь на восемнадцать столетий и сослаться на замечание одного из древнеримских историков. Я прочитал его в переводе много лет назад. Этот историк имел в виду то время, когда были еще живы люди, которые могли видеть Спасителя во плоти. Христианство было таким юным, что народ Рима едва слышал о нем и имел довольно смутные понятия о том, что это такое.

Суть этого замечания была такова: некоторые христиане подвергаются преследованиям в Риме по ошибке, их «ошибочно принимают за евреев». Смысл его кажется ясным. Эти язычники не имели ничего против христиан, но они были всегда готовы преследовать евреев. По той или иной причине, они ненавидели евреев, прежде чем даже узнали, что существуют христиане. Разве я не мог тогда предположить, что преследование евреев предшествовало христианству, а не явилось его порождением?

Что было источником такого отношения к евреям? Когда я был мальчиком, живя на задворках поселений в долине Миссисипи, где преобладали простодушие и непрактичность доброй и красивой воскресной школы, «янки» (гражданина штатов Новой Англии) ненавидели с лучезарной энергией. Но религия к этому не имела отношения. В торговле «янки» считался примерно в пять раз успешнее выходцев с Запада. Его проницательность, понимание, интуиция, знания, предприимчивость и грозный ум в применении всех этих сильных сторон были откровенно признаны и очень грамотно прокляты.

После войны в штатах, выращивающих хлопок, простые и невежественные негры собирали на паях урожай для белого плантатора. Еврей впал в немилость, когда открыл на плантации магазин, разрешил кредит для всех желающих негров, и в конце сезона стал собственником доли негра в настоящем урожае и части его пая в следующем. Задолго до этого белые ненавидели евреев, и также сомнительно, что негры их любили.

В настоящее время еврей законодательно вытесняется из России. Причина не скрывается. Это движение было инициировано потому, что у христианского крестьянина и простого жителя деревни не было никаких шансов выстоять против коммерческих способностей еврея. Еврей всегда был готов ссужать деньги на урожай и продавать водку и различные необходимые для жизни товары в кредит, в то время как выращивается урожай. Когда наступал день расплаты, он становился собственником урожая; а в следующем году он овладевал фермой, как Иосиф.

В скучной и невежественной Англии времен Иоанна Безземельного все были должниками еврея. Он прибрал к рукам все прибыльные предприятия; он был королем торговли; он хотел быть полезным во всех выгодных сферах; еврей даже финансировал крестовые походы для спасения Гроба Господня. Чтобы уничтожить значимость евреев и восстановить коммерцию в ее естественном, пусть и некомпетентном состоянии, евреев было необходимо изгнать из королевства.

ПУНКТ 3

«Могут ли евреи что-нибудь сделать, чтобы исправить ситуацию?» Я думаю так: не надо пытаться учить мою многоопытную бабушку, как поглощать яйца. Но есть хорошо апробированная схема, выражающаяся в народной мудрости: одна хворостина слаба, зато в вязанке хвороста она — сила.

Предположим, что вы пробуете применить такую схему. В Англии и Америке каждый еврей числится в переписной книге как еврей (даже в случае, если он сам себя таковым не считает). Создайте полки добровольцев, состоящие исключительно из евреев, и когда ударяют барабаны, мобилизуйтесь и идите на фронт, чтобы был неуместен упрёк, что «среди вас есть несколько massenas (выходцы из городка Массена, графство Св. Лаврентия, штат Нью-Йорк — И.Ф.), которых страна кормит, а им не по вкусу за неё бороться».

Вслед за этим в политике создайте сплочённое объединение, и там, где вы можете, сделайте ваш голос решающим, а где это невозможно, добейтесь, насколько это возможно, хороших условий.

Вы, евреи, осели уже во всех странах, но ваше присутствие в них не имеет каких-либо политических намерений. Вы не кажетесь организованными, за исключением ваших благотворительных организаций. В этой сфере вы всемогущи, там вы заставляете себя признавать должным образом — и вам не нужно никого умолять о помощи. Это показывает, что вы деятельны, когда вы объединяетесь с определённой целью. И тогда — из Америки и Англии — вы сможете поддерживать и материально помогать своим соплеменникам в Австрии, Франции и Германии.

А вот — жалостливый рассказ бедного еврея из Галиции. Две недели назад, когда там были беспорядки, на него напали крестьяне-христиане и лишили всего, что он имел. Он рассказал, что его избирательное право не представляет для него никакой ценности, и он жалеет, что не может быть освобождён от голосования, потому что от него, действительно, лишь один ущерб, независимо от того, за какую партию он проголосовал. Если к власти придёт другая партия, то она возьмёт свой реванш и без него.

Эти евреи составляют девять процентов населения Австро-Венгерской империи, но они не могут повлиять на программу какого-либо кандидата. Если вы отправите туда наших ирландских парней, то я думаю, что они организуют ваших соплеменников и изменят расклад сил в Reichsrath (парламенте Австрии).

Но при этом ошибочно мнение, что евреи не способны повлиять на политику империи. Проблема в том, что их голоса рассеяны среди многочисленных партий, и они теряют свои преимущества, которые были бы при их концентрации. В Америке евреи тоже разбросаны, но вы об этом знаете больше, чем я.

Говоря о концентрации, доктор Герцль имеет чёткое представление о её значении. Слышали ли вы о его плане? Он хочет собрать евреев всего мира в Палестине, со своим собственным правительством — я полагаю, под протекторатом султана. На съезде в Берне в прошлом году были делегаты отовсюду, и это предложение было встречено благосклонно.

Я не султан, и я не возражаю; но если эту концентрацию самых изворотливых мозгов в мире собираются организовать в свободной стране (за исключением Шотландии), то я думаю, что властители постараются это намерение остановить. Им явно не захочется, чтобы еврейская нация ощутила свою силу. Если бы лошади знали свои возможности, мы бы больше на них не ездили.

ПУНКТ 4

«У евреев нет никакой партии, они — не участники политического процесса».

Возможно, вы разоблачили себя. Можно ли доверять вам, сэр, если вы можете говорить об этом без угрызений совести? Кто должен позволять или запрещать евреям (как и любой нации) жить в свободной стране и заботиться о своей безопасности?

Угнетённый еврей обрёл право на все соболезнования в свой адрес за прежние времена жизни в условиях жестокой автократии, потому что он был слаб и одинок, и у него не было никакой возможности получить помощь. Но сейчас у него есть эти способы, и они у него были в течение столетия, но я не вижу, чтобы он попытался серьёзно их использовать. Когда революция во Франции освободила его, это был акт милосердия со стороны других людей; но еврей не стал содействовать собственному освобождению — как это было и в Англии. Найдёте ли вы богатого или известного еврея, выступившего в качестве помощника «Двенадцати Здравомыслящих Людей Франции», которые выступили во главе с великим Э.Золя против самого позорного третирования евреев нового времени?

В Соединённых Штатах еврей изначально рождался свободным — разумеется, ему не нужна была помощь. В Австрии, Германии и Франции он обладает правом голоса, но есть ли от этого значительная польза? Еврей, кажется, не знает, как применить это право для наилучшего эффекта. Со всеми его великолепными возможностями и всем его жирком богатства, еврей и по сей день не является политически важной фигурой в любой стране. В Америке ещё в 1854 году невежественные ирландские подручные каменщиков, обладавшие своим собственным мироощущением, заставили с собой считаться. А ведь за пятнадцать лет до этого мы вряд ли даже знали, на кого похож ирландец.

Вы скажете, что еврей везде был немногочисленным. В сущности, это ничего не значит, если принять за наглядный урок историю ирландцев. Но я перехожу к вашей немногочисленности в настоящее время. Во всех парламентских странах вы могли бы, несомненно, избирать евреев в законодательные органы, — и даже один член такого органа иногда представляет собой силу, с которой считаются. Насколько глубоко вы сами обеспокоены своим положением в Австрии, Франции и Германии? Или даже в Америке, если на то пошло? Вы отмечаете, что евреи не виноваты в беспорядках, произошедших в австрийском парламенте, и с удовлетворением добавляете, что в этом органе нет ни одного еврейского депутата. Вы считаете это своей заслугой?

Австрия открывает для еврея возможность избирательного права на достаточно либеральных условиях, и безусловно, он сам виноват, что находится в политической тени.

И еще по поводу вашей немногочисленности. Я упомянул о еврейском населении Германии, равном 500000. Я добавлю ещё немного — 6000000 в России, 5000000 — в Австрии, 250 тысяч — в США. Привожу эти цифры по памяти, я прочитал их в Энциклопедии «Британика» десять или двенадцать лет назад. Тем не менее, я в них абсолютно уверен.

Если эти статистические данные верны, то мой аргумент не так уж убедителен, каким он должен быть относительно Америки. Но он достаточно убедителен в отношении Австрии, где десять лет назад 5000000 евреев составляли девять процентов от населения Австрийской империи. Ирландцы управляли бы Царством Небесным, будь у них подобная сила.

Когда я прочитал в Энциклопедии «Британика», что еврейское население Соединённых Штатов составляет 250000 человек, написал редактору, что я был лично знаком с бОльшим количеством евреев, и что его цифры, без сомнения, — опечатка, вместо 25000000.

Ответ от него я не получил. Однако начал всем об этом рассказывать, и люди говорили мне: у них есть основания подозревать, что из-за бизнеса многие евреи, ведущие сделки, в основном, с христианами, не заявляют себя евреями в переписи населения. Посмотрите на Нью-Йорк, и посмотрите на Бостон, Филадельфию, Нью-Орлеан, Чикаго, Цинциннати, Сан-Франциско — как ваш народ кишит в тех местах! Как и повсюду в Америке, вплоть до самой маленькой деревни.

Почитайте надписи на витринах магазинов; Гольдштейн («золотой камень»), Эдельштейн («драгоценный камень»), Блюменталь («долина цветов»), Розенталь («долина роз»), Вайльхендафт («аромат фиалки»), Зингфогель («певчая птичка»), Розенцвейг («ветка розы») и весь этот восхитительный список красивых и завидных имён, которыми с давних времён Пруссия и Австрия награждали вас, евреев.

А вот пример грубого и жестокого преследования в Европе вашей нации: евреев заставляли либо платить за вывески с красивыми фамилиями, либо принимать отвратительные и часто неприличные имена.

И евреев, получивших эти одиозные имена, было много, ибо они были слишком бедными, чтобы подкупить чиновников для предоставления им более «благозвучных» имён.

Теперь попробуем ответить на вопрос: почему переименовывали еврейские фамилии? Мне рассказали, что в Пруссии давно разрешалось использовать фиктивные имена и часто их менять, чтобы отбиваться от сборщика налогов, избегать военной службы и так далее. Наконец, кому-то пришла в голову идея снабжать всех домочадцев одним и тем же прозвищем, а затем возложить на весь дом прямую ответственность за все дела его обитателей. Евреев заставляли следить друг за другом и доносить, освобождая правительство от неприятных забот.

* * *

В Австрии переименованием занялись лишь потому, что у евреев в некоторых вновь заселяемых регионах не было фамилий, и чаще всего их называли по имени Авраам и Моше, и, следовательно, мытарь не мог отличить одного от другого и, скорее всего, терял разум из-за этих трудностей.

Переименование было отдано в руки военного ведомства, и его бесстыжие молодые лейтенанты создали прелестный хаос. Для них еврей абсолютно ничего не значил, и они давали ему такие прозвища, что заставляли ангелов плакать.

В качестве примера возьмём эти два: Авраам Bellyache («Колики в животе») и Шмуль Godbedamned («Богом проклятый»). — Они взяты из книги «Namens Studien» («Наука об именах») Карла Эмиля Францоза.

* * *

Если объяснение того, как стали переименовывать евреев Пруссии, правильно, и, если правда, что они фиктивно регистрировались, чтобы получить определённые преимущества, то может быть правдой и то, что в Америке они воздерживаются от регистрации себя как евреев, защищаясь от предрассудков христианского клиента. У меня нет возможности узнать, является ли это мнение обоснованным или нет. Могут быть другие, лучшие способы объяснения, почему в Энциклопедию «Британика» попали только эти бедные маленькие 250000 наших евреев. Я могу, конечно, ошибаться, но убеждён, что в Америке мы имеем огромное еврейское население.

ПУНКТ 5

«Будет ли когда-нибудь покончено с преследованием евреев?»

Если из-за религии, то думаю, что оно уже подошло к концу. Если из-за расовых предрассудков и торговли, то полагаю, что это будет продолжаться. То есть, это будет происходить тут и там, в разных точках мира, где преобладают варварское невежество и просто скотская цивилизация.

Среди гуманных цивилизаций еврей, кажется, и в самом деле, очень удобно устроился, и имеет больше, чем рассчитывал на свою пропорциональную долю процветания. Так он ощущает себя в Вене. Я предполагаю, что расовые предрассудки не могут быть устранены, однако он может выстоять. Своими заработками и методами, которыми еврей пользуется, по существу, будучи иностранцем, где бы ни жил, он не понравится даже ангелам. Я использую это слово «иностранец» в немецком смысле — чужак. Почти все из нас испытывают антипатию к чужим людям, даже нашей собственной национальности. Мы наваливаем кучу саквояжей в незанятом месте рядом с нами, чтобы удержать его за собой, а собака напачкает и идёт себе дальше.

Немецкий словарь, кажется, не делает различия между словами «чужак» и «иностранец»; по его толкованию, незнакомец это иностранец — устойчивое выражение. Вы всегда будете по своим способам мышления, привычкам и пристрастиям незнакомцами-иностранцами везде, где вы находитесь. И это, вероятно, навсегда сохранит расовые предрассудки, направленные против вас. Но вы изначально были фаворитами Небес, и ваше размножение и неправедное процветание убеждают меня, что вы вновь соберётесь в этом уютном для вас месте.

Вот случай, который имеет большое значение. На прошлой неделе в Вене сильный град ударил по огромному Центральному кладбищу и вызвал обширные разрушения. В христианской части кладбища, согласно официальным данным, было разбито 621 оконное стекло; погибли более чем 900 певчих птиц; пять больших деревьев и множество мелких были сломаны до щепок, которые ветер рассеял по всей территории; декоративные растения и другие украшения могил были разрушены, более ста могильных фонарей были разбиты; и потребовались усилия 300 рабочих кладбища, чтобы в течение более трёх дней убрать обломки — последствия этого шторма. В рапорте появляется такое замечание, — и в его курсиве вы можете услышать зубовный скрежет христиан: «Буря с градом полностью пощадила лишь иудейскую часть кладбища. Не единой градины не ударило по еврейскому участку!»

Такое отношение меня утомляет.

ПУНКТ 6

«Так что стало с «Золотым Правилом»?»

Оно существует, оно продолжает сверкать и о нём хорошо заботятся. Оно является экспонатом в архивах Церкви, и мы его выносим каждое воскресенье и даём ему проветриться. Но вам, евреям, не разрешается даже попытаться втравить «Золотое Правило» в эту дискуссию, к которой оно не имеет никакого отношения. Это — строго религиозный атрибут, как служка или плита для пожертвований. «Золотое Правило» никогда не вторгалось в бизнес, и преследование евреев — не религиозная страсть, это — страсть бизнеса.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Если статистика права, евреи составляют всего один процент человечества (ремарка: на 2014 год, евреи составляют уже только 0,2 %). Это наводит на мысль о неясном туманном клубке звездной пыли, затерянном в сиянии Млечного Пути. Еврей вряд ли может надлежащим образом обязать услышать его, но его слышали, он всегда был услышан. Он так же известен на этой планете, как и любой другой человек, и его коммерческое значение непомерно, исходя из небольшой его численности. Его вклады в мировой список великих имён в литературе, прикладной и фундаментальной науках, искусстве, музыке, финансах, медицине также далеко не пропорциональны по отношению к численности евреев.

Еврей чудесным образом сражался в этом мире, во все времена и делал это с руками, связанными за спиной. Он мог гордиться самим собой и извиняться за это. Появились египтяне, вавилоняне и персы, которые наполнили эту планету шумом и блеском, потом исчезли, как видение, и пропали. За ними последовали греки и римляне, наделавшие много шума, но и они ушли. Возникли другие народы, которые некоторое время высоко несли свой факел, но он сгорел, и теперь они сидят в сумерках или напрочь исчезли.

Еврей повидал их всех, победил их всех, и теперь он тот, кем он был всегда, не демонстрируя ни упадка, ни старческой немощи, ни ослабления частей его организма, ни замедления его энергии, ни притупления его живого и пытливого ума. Все смертны, но не еврей; все невзгоды проходят, а он остаётся. В чём же секрет его бессмертия?

P.S. ОТ РЕДАКЦИИ

Некоторые высказывания классика американской литературы современным евреям с высоты особой чувствительности «послехолокостной» эпохи могут показаться антисемитскими. Но это не так. Да, они нелицеприятны. Однако честны и полны уважения к еврейскому народу. И поучительны. Некоторые исследователи считают, что это эссе Марка Твена сыграло немалую роль и при определении позиции колеблющихся, в конце концов примкнувших к сионизму. И если уж давать дефиницию позиции великого американца, то был он отнюдь не антисемитом, а скорее филосемитом.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Что сказал Марк Твен про евреев?